Вдохновленные севером

Текст Алина Зиновьева
Фото Мария Бондарева, Ольга Дименштейн
Русский дом — это не только про самовар, резьбу и печь. Это про семейные ценности, традиции, воспоминания. Важно, чтобы выбор стиля шёл от сердца, а не был пустым украшательством. Так считает Оксана Седунова — архитектор, мама троих детей и хозяйка дома в русском стиле
Деревянный дом — это мечта мужа. Он всё детство провел в деревне в Архангельской области. Поэтому, когда старшей дочери Полине исполнилось два года и мы задумались о даче, то выбрали деревянный сруб с двускатной крышей. У нас не было задачи оформлять его в национальном стиле. Это пришло само. Наш дом — приятное воспоминание о детстве, о духе русской деревни на Севере.

Купили участок. Но прежде чем начать стройку, я несколько раз приезжала, сидела на лужайке, смотрела на природу и представляла будущий дом. Пыталась почувствовать место. Это традиция японцев, о которой я узнала в институте. Они приходят на участок в разное время суток на два-три часа, смотрят на небо, тени, ветер. А потом исходя из ощущений делают проект. Мы архитекторы во втором поколении, дети — в третьем. Моя свекровь — профессор по строительным технологиям в СПбГАСУ, мы с мужем окончили архитектурный факультет Академии художеств, дочь Полина учится в архитектурном институте в Делфте (Голландия), а сын Андрей — в школе при Академии художеств. Поэтому проект делали сами. Это было просто!

Получился дом на 150 квадратных метров.
Внизу — гостиная зона и кухня, где мы собираемся вместе, наверху — четыре спальни: у детей маленькие по 9 квадратных метров, у нас 12 квадратных метров и гостевая — 10 квадратных метров. Коробку из сруба возвели за три месяца, стены с паклей так и оставили. Сразу заложили ландшафт, и сейчас наш сад выглядит как сад в Абхазии, приходится плющ обрезать, чтобы было видно окна.

В первый же год заполнили дом икеевской мебелью. Полине
было три года, Андрей только родился — нужно было срочно заезжать. Но потом поняли, что это нам не подходит, и постепенно мы начали заменять один элемент за другим.
Мы старались обставлять пространство предметами ручной работы. Теперь его украшают посуда, деревянная утварь, берестяные коробочки. Резная мебель из доходных русских домов XVIII века. Светильник, сделанный нами из старинного самовара, который мы купили в деревне: вместо трубы вставили плафоны. Шкура медведя, висящая на стене, досталась от деда, он был адмиралом Северного военно-морского флота. В доме есть его «уголок» с кораблями, которыми он управлял. Картины кисти Леонида Изгура с темой русской деревни и Русского Севера, которые в детстве вдохновили мужа рисовать. Изгур эмигрировал, и родители супруга выкупили всю коллекцию, с тех пор картины в нашем доме.

За двадцать лет работы к нам ни разу не обращались с просьбой построить и оформить дом в русском стиле — разве что только сделать небольшие элементы интерьера. Но россияне к этому ещё придут, вернутся к своим корням. Например, лет пять назад мебельное производство в России было в полном упадке. А сейчас с ошеломляющей скоростью появляются качественные столярные цеха, мастера, и мы заказываем мебель в России. Русская стилистика станет новым трендом, когда наступит перенасыщение европейскими образцами. Если бы мы сейчас обставляли дом, то заказывали бы мебель в России.
Строительство русского дома — это самое простое, что может быть. Ставишь сруб, и у тебя уже есть интерьер и экстерьер. Экономно даже, потому что не нужно заниматься внутренней отделкой стен. Но важно учесть один нюанс в оконных и дверных проемах: зимой дом набухает от влаги, а весной и летом усыхает.
Made on
Tilda