Есть ли мода после родов

Интервью Марина Трофименко
Марина Торочешникова
@pro_volka

Кто это
Владелец и дизайнер марки Pro Volka, реставратор, художник театральных костюмов, создатель кукол.
Что шьёт
Детские игровые и карнавальные костюмы с замысловатой отделкой: работа — ручная, тираж — ограниченный.

Когда я была маленькой, друзья называли меня «Рыжая проволока» из-за моих рыжих и кудрявых волос. Потом прозвище сократилось до «Проволоки» и осталось моим никнеймом. А Pro Volka — это уже игра слов, вполне себе волшебное название. Оно и стало названием марки.

Мой папа — гениальный краснодеревщик, делающий музейные вещи, мама — талантливый керамист. Я росла в творческой атмосфере. В детстве всегда что-то мастерила, рисовала, шила кукол, пока не сделала это своей профессией. Однажды я нашла дома старинный чемодан. Там лежали прабабушкины вещи, в основном панталоны и комбинации. Они поразили своей добротностью и долговечностью. Видимо, находка отложила отпечаток на мой подход к деланию одежды, кукол или вышивке.

По образованию я художник театрального костюма. Какое-то время работала в реставрационной мастерской у своего свёкра — там мне довелось вышивать жемчужные рубашки на иконы, познакомиться со множеством старинных работ и разобраться в технологиях. Обожаю исторические наряды, сложные детали кроя и кропотливо сшитые вещи, обращаюсь к приёмам старого пошива. Если детей окружают старые вещи, они учат их красоте и экологичности. Электризующиеся и блестящие одноразовые костюмы их этому точно не научат.

Процесс создания кукол — достаточно трудоёмкий, он требует места и уединения. У меня двое детей, и после их рождения заниматься куклами в прежнем режиме я уже не могла. Дома мы часто что-то мастерили вместе, создавали костюмы из простыней, подвязывая их цветными лентами, дополняли масками и бумажными коронами. А когда дети пошли в сад, у меня появилось драгоценное время, и встал вопрос: что же делать дальше? Я выписала на лист все свои любимые умения, возможные варианты действий, и тут меня осенило — надо шить детские карнавальные и игровые костюмы! Тут нет никаких правил и стереотипов.

Часто дети подсказывают мне тему для нового образа
или сочетания материалов. Они из любого стишка готовы делать целый спектакль, лишь бы были восхищённые зрители. Обожают наряжаться и перевоплощаться. Бывает, что и в общественных местах они появляются в плащах, коронах и масках. Конечно, это вызывает реакцию у окружающих — взрослые улыбаются, маленькие тоже хотят поиграть в принцессу. Люди открываются, уходит напряжение — это здорово!

Не стану скрывать, с детьми работать сложно, особенно в одном помещении. Они активно хотят принимать во всём участие и фраза «Убери руки, у мамы тут всё разложено!» не работает. Я даю им разбирать пуговицы по размеру и по цвету, наматывать ленту на картон, резать свой кусок ткани — в общем, они в деле! Они научили меня быстро реагировать, действовать и не бояться. А по будням: сад, няня и мультик. Для себя я поняла: главное — качественно посвящать им своё время, хотя бы пять минут, но с головой.

Перед созданием костюма я рисую эскизы — это большая часть проекта. Очень люблю старинные фрески, гобелены, растительные орнаменты и графику начала ХХ века — всё это наводит на новые мысли и решения в работе. Помимо костюмов, я начала делать коллекцию игрушек в этой же стилистике — всё-таки куклы меня не отпускают.

Мне нравится идея сохранения вещи в семье, передачи её по наследству. Поэтому наши комплекты упакованы в круглые коробки — у костюма должно быть своё место проживания. Изначально идея была такой — собрать из наших образов костюмерную домашнего театра. Среди моих клиентов есть люди, которые дома на праздники ставят спектакли всей семьёй. Также наши костюмы дарят детям на дни рождения, используют в фотосъёмках.

Я занимаюсь любимым делом, и усталость приходит в тот момент, когда нужно прерваться на еду или на сон. Поначалу я шила одна, в том числе ночами, потом обратилась на производство. Попытка не удалась — количество сразу убило всё качество. Теперь я сотрудничаю с моими дорогими швеями-надомницами, а что-то более простое в обработке могу доверить производственным мощностям. Пока наши тиражи крохотные — двадцать единиц каждой модели, практически штучные костюмы. Но спрос растёт! Мои вещи недешёвые, и ко мне обращаются люди, которые, как и я, ценят красоту и любят детали.
Марина Шеповалова
@piopio.ru

Кто это
Автор и дизайнер бренда Pio Pio.
Что шьёт
Платья изо льна и хлопка, натуральных цветов и свободных фасонов для дочек, платья и сарафаны для мам.

С рождением дочки я поняла, что хочу творить для детей, ведь где дети — там всегда радость! Создавая свой бренд, ни разу не задумалась: а получится ли, справлюсь ли я? Не было ни страхов, ни опасений. Их нет до сих пор. Каждой молодой маме необходимо куда-то выплёскивать свою нереализованную творческую энергию. Будь то новый рецепт, ремонт в детской или бизнес — у каждой женщины свой, подходящий ей формат. Главное одно — человек рождён, чтобы творить, создавать, думать.

Я создаю коллекции по наитию, редко что-то планирую. Конечно, спустя два года сложно полностью предаваться стихийному творчеству, но именно оно для меня было и остаётся в приоритете.

Никогда не умела шить и даже научиться не пыталась. Рисую и проектирую модели, а воплощают их в жизнь мастера своего дела.

Главное вдохновение — моя дочка Поля. Мы вместе ездим к поставщикам, на производство, выбираем материалы. Её любовь к платьям заставила меня кардинально изменить концепцию бренда. Я начинала с трикотажных костюмов и пижам, а сегодня 80% ассортимента Pio Pio составляют платья. Нет ничего важнее горящих глаз дочери, которая с восторгом встречает новую модель и бежит примерять её на себя. Это один из главных критериев успеха. В то же время наши платья составляют лишь небольшую часть дочкиного гардероба. Я стараюсь не загонять её и себя в рамки, тем более в рамки, созданные мною же, поэтому покупаю одежду как у своих коллег в Инстаграме, так и в сетевых магазинах. Гардероб — одно из средств реализации и становления личности, не вижу причин лишать ребёнка этой возможности. Моя дочка иногда выбирает себе одежду сама, и я позволяю ей это, хоть и не всегда её выбор меня радует.

Простое розовое платье Dusty Rose — это маст-хэв. И оно же стало самым большим открытием. Однажды я решила подарить друзьям такое и на всякий случай сфотографировала его для Инстаграма. С тех пор половина моих заказов для девочек — то самое розовое чудо. Цвет, нежность, лёгкость! Не постесняюсь сказать — в детском гардеробе оно сравнимо с маленьким чёрным платьем Chanel. Этот случай убедил меня, что, во-первых, розовый никогда не выйдет из моды, а во-вторых — доброе дело всегда тебя отблагодарит. В бизнесе для меня на первом месте стоит человечность. Я могу сработать в убыток себе, но покупатель уйдёт довольным.

Моя марка — это особый взгляд. Взгляд на детей глазами взрослого, который участвует в их ежедневной безумной жизни, прыгает с ними на скакалке, присел на корточки рядом. Простая, минималистичная и комфортная одежда, которая будет жить жизнью ребёнка, даже если это нарядное платье или сарафан. В работе я не боюсь экспериментировать, развиваться, смешивать. Все наши ткани мягкие и качественные, пуговки — из натурального дерева и даже бирочки из 100% хлопка.

Pio Pio — второе название магазина. Раньше он назывался «Пёрышком». Но в какой-то момент имя перестало гармонировать с ассортиментом, настроением марки и дизайном вещей. Они стали ярче, проще и веселее. Не хотелось совсем прощаться с птенчиком, и тогда я оставила его голос. Pio Pio — так звучит цыплёнок в Испании. Иностранные покупатели обрадовались переименованию, ведь прочитать и выговорить «Пёрышко» мог далеко не каждый. Я не загадывала, что он станет большим магазином. Но мы отшили уже несколько сотен платьев, отправили их более чем в 30 городов России, в страны Европы и даже далёкую Канаду. И это только начало. Сейчас я работаю над интернационализацией бренда, осваиваю европейские и американские площадки продаж, это стало одной из причин смены дизайна.

Бывает, в рутине устаёшь и теряешь вдохновение.
Но когда читаешь отзывы родителей и видишь счастливые лица детей на фото — понимаешь, что всё не зря, и энтузиазм возвращается.
Карина Севастьянова и Татьяна Соболева
@bblackshop

Кто это
Владелицы бренда Blackblack
Что шьют
Практичные хлопковые монохромные вещи «как у взрослых»

Blackblack стартовал весной 2017 года. За проектом стоим мы — лучшие подруги ещё с институтских времен. Я, Карина, человек творческий, Таня — деятельный. Вместе мы решили сделать одежду для детей, которую хотели бы носить сами. Ничего подобного в России тогда не было. Около 8 месяцев нам понадобилось, чтобы изучить рынок поставщиков тканей, поменять три швейных цеха, утвердить модели первой коллекции, сделать брендинг и сайт. Было колоссальное вдохновение, энтузиазм, влюблённость в идею и уверенность, что мы всё делаем правильно. Всё это есть в нас и сейчас.

У нашей компании три ключевых города. Москва — здесь у нас офис, менеджеры, склад, основные магазины, и вся кипучая деятельность. Санкт-Петербург — здесь находится наше производство и живу я, поэтому лично проверяю все модели после выпуска. И Лондон, где живёт Таня и занимается развитием бренда на территории Европы и США — оттуда это делать проще и логичнее.

Модельный ряд обновляется раз в полгода. Мы пишем общий того, чего ещё не было в Blackblack. Рисуем, корректируем, спорим. Например, я хотела создать комбинезон на флисе, потому что в петербургских условиях эта одежда очень актуальна. А для Лондона этот материал мало того, что слишком тёплый, так ещё попробуй найти на британских улицах хоть одного ребёнка в комбинезоне — все носят джинсы и толстовки. Таня была против, я уговорила попробовать, и вышла одна из самых любимых и востребованных моделей.

Узнаваемая черта марки — чёрно-бело-серая гамма. Возможно, появятся цветные модели в лимитированном количестве. И, конечно, это будут не пёстрые кузнечики, а необычные оттенки и фактуры. Чего у нас точно не будет, так это экземпляров с речёвками типа «Я хороший мальчик, но не очень». О завоевании всего мира мы не мечтаем, но хотим быть на расстоянии вытянутой руки для тех детей, которые желают одеваться так же стильно, как взрослые.

Самые топовые модели оказались из первой коллекции — штаны и кофточки из приятного материала с крестами, квадратами и кругами. Они удобны, подходят всем, эффектно смотрятся на малышах. Мои фавориты в Blаckblack — более «взрослые» вещи, с запоминающимися деталями, косым кроем, комбинированными тканями, необработанными краями.

Мы восхищаемся эпатажным Риком Оуэнсом. Он умеет удивлять и восхищать своими перфомансами. Также любим японских дизайнеров, у них потрясающие ткани и невероятное количество изумительных деталей в одежде.

На российском рынке сложно найти качественный трикотаж необходимых нам цветов. Поставщикам гораздо выгоднее продавать яркие ткани в цветах и бабочках, они пользуются большим спросом. Ищем ткани на выставках и на фабриках по всему миру. Мы используем хлопок качества пенье — это самое ценное длинное волокно, из которого после обработки получается тонкая, гладкая и шелковистая нить.

У меня двое детей 
— сыну 7 лет, дочери почти 16, и оба они участвуют в жизни Blackblack. Дочь выбирает со мной ткани — на ощупь, с закрытыми глазами, самую приятную из нескольких, бывает на производстве. Сын — наш первый и главный критик. Например, в футболке из последней коллекции по спине шла широкая льняная полоса. Сын категорически отказался носить эту футболку, сказал, спину ему колет. Иногда случается так, что мы утверждаем вещь, делаем лекало, отшиваем, но потом отбраковываем. Мы очень придирчивы, и если вещь получилась неудобная или непрактичная — вычеркиваем её из коллекции.

Важен баланс между стильным и комфортным. Надеть вещь без стресса, легко застёгивать пуговицы, с удовольствием прикасаться к тканям — это не мелочи, а основополагающие моменты. Можно создавать гораздо более сложную одежду — с множеством слоёв ткани, декоративных швов, драпировками, молниями и пуговицами, но разве это будет удобно для детей? Родители стараются одеть ребёнка по своему вкусу, но иногда мы просто бессильны, и вновь в гардеробе у девочек нет ничего, кроме розовых рюшей и бантов, а у мальчиков одни динозавры и герои «Тачек». Я сама отлично помню этот период у своих детей. Прошло время, они выросли, их предпочтения тоже изменились.
Екатерина и Татьяна Поповы
@privetmishka

Кто это
Совладелицы марки «Привет Мишка», родные сёстры, маркетолог и технолог швейных изделий
Что шьют
Одежду из хлопка с советскими шрифтами, принтами и ностальгией по счастливому детству, каким оно было до 1991 года

Нашей маркой занимается Мишка — это персонаж, который живёт у библиотеки им. Ленина. А мы ему помогаем. Нас две сестры: я, Катя, и Таня. Мы обе работаем на взрослых проектах и то, что в свободное время делаем «Мишку», — не афишируем. Но вам расскажем. За техническую часть марки отвечает Таня, она конструирует лекала, пишет ТЗ, отслеживает производство, занимается сертификацией. Я веду идейную часть, маркетинг, тексты, съёмки.

Детей у меня двое — мальчик и девочка, у Тани тоже двое — девочка и девочка. Дети принимают участие в разработке одежды в качестве моделей за шоколадку — очень удобно для проверки лекал. Вы не представляете, какая это проблема — найти ребёнка нужного размера в нужное время на примерки. А у нас сложностей с этим нет. Ещё важно, что они могут сказать, удобно или нет. К дизайну мы их не привлекаем, разве что посоветоваться, но нашу одежду они с удовольствием носят.

Любовь к ретро — это семейное и давнее. Мы обе с детства что-то шили, вязали, вышивали. «Привет Мишка» вырос вместе с нами. Я собираю советские детские книги 1920−1960‑х годов и каталоги игрушек с советских производств. Таня — коллекционер ретро-выкроек. Наш дедушка по маминой линии отлично моделировал и сам шил своим детям. У него остались прекрасные книги по рукоделию и домоводству времён оттепели, подшивки журналов «Крестьянка» и «Работница», старые журналы мод.

Как-то раз, собравшись в родительском доме, мы сидели на лестнице и разбирали все эти «сокровища». Дети откопали старое издание Льва Кассиля и спросили, что за слово такое: «Швамбрания». Я зачитала пару самых смешных мест. Несмотря на то что они не понимали значения многих слов, суть они улавливали, им было интересно. Разговор зашёл о том, что в своё время мы отвернулись от всего советского в пользу Запада. Стали слушать американский рок, носить джинсы, пить колу. Я посетовала, что огромный пласт культуры лежит никому не нужный, а столько действительно классного было сделано для детей в советское время. Таня вдруг говорит: «А давай возьмём это всё и будем укладывать в одежду. Мы это умеем, и ностальгия как раз в тренде».

Сомнений не было. Большого оптимизма, впрочем, тоже. Мы хорошо знаем этот рынок, и относиться к «Привет Мишка» как к бизнес-проекту было бы наивно. Чтобы зарабатывать на детской одежде в России, нужны низкие цены, широкая сеть сбыта, обеспечивающая достаточный оборот, а оригинальный дизайн не нужен совсем. Так что для нас это скорее творческий проект с просчитанной экономикой.

Мы начали с самого простого и надёжного — футболок и свитшотов из доступных в России качественных натуральных материалов. Для нашей одежды мы используем турецкий хлопок качества пенье. Возить более интересные ткани в оригинальных цветах под заказ для нас нецелесообразно. Поэтому мы сделали ставку на базовые понятные цвета и интересные принты. Первый сезон был посвящён книге «Детское питание», и основным принтом стал треугольный пакет молока. Весной была тема «Атмосфера труда» с плакатными шрифтами и вдохновляющими лозунгами. В эту осень мы выходим с темой «Диафильмы» с образами домашнего зимнего вечера с какао и мультиками на диапроекторе.

Мы стараемся показать, что культурный код у нас и наших детей — один. Мы все выросли на стихах Маршака и Чуковского, на иллюстрациях Сутеева и Чарушина, на мультфильмах Хитрука и мелодиях Шаинского. Да, у наших детей есть открытый доступ к мировой медиатеке, но это не меняет нашего культурного кода. Дети в целом реагируют на наши принты как на нечто смутно знакомое, у них не может быть ностальгии, но они так или иначе встречали эти образы, лозунги и шрифты. Дети вообще считывают всё на образах. Мы этим свойством и пользуемся, чтобы их «укоренить». Вроде просто футболка, но при этом она связь поколений восстанавливает. Это наш маленький и несерьёзный вклад в большое дело.

У детей отсутствует негативная реакция на «Мишку». А от взрослых время от времени нам «прилетает» пренебрежительное слово «совок». Приходится объяснять, что мы не про «совок», а про тёплый образ детства. И раз уж наше детство проходило в таких красках, то других у нас и быть не может.
Анна Дюжник
@littlepushkin

Кто это
Владелец и дизайнер бренда Little Pushkin
Что шьёт
Детскую унисекс-одежду в стиле романтического ретро-футуризма из премиальных тканей

Little Pushkin — дитя больших амбиций и абсолютного невежества. До запуска своего бренда я никак не была связана с производством одежды, работала в ивент-бизнесе. Одежду любила, но взгляд потребителя и реальность производства — полярные вещи. План у меня, конечно, был, и ещё множество материалов — статистика, аналитика, опросы фокус-групп. Другое дело, что ничего из этого не пригодилось. Всё сложилось совершенно не по плану.

Ностальгия — часть ДНК бренда. Мы актуализируем прошлое. Не просто обращаемся к нему и повторяем образы, а делаем их современными и устремлёнными в будущее. В этом выражается наше желание подчеркнуть связь времён. Куда бы ты ни шёл, твоё детство — всегда с тобой.

Детскую одежду мы делаем как взрослую. Это не снять кальку — мы против прямого копирования. Это значит — адаптировать взрослую моду и тренды для детей, тем самым подчеркнув, что ребёнок с первого дня рождения — прежде всего человек, только маленький. Детям нужна любовь — это понятно. Но не меньше любви детям нужно уважение, а об том часто забывают.

В этом году мы запустили проект «Поэзия детства». Ездим по миру и фотографируем детей в нашей одежде — не моделей, а обычных. Это не рекламный, скорее арт-проект. Хотим показать, что детство не имеет границ, национальностей, цвета кожи.

Вообще, бренд назван не в честь поэта, а в честь Дани, который в младенчестве был кучерявым, и я называла его «мой Пушкин». Сыну скоро шесть, и больше его интересуют машинки, палки, болото и прочие подобные штуки, а не одежда. Хотя носит наши вещи с удовольствием и обожает шорты «Боуи», для мальчика это смелый выбор.

У нас нет разделов отдельно для мальчиков и для девочек. Это атавизм. Почти все вещи Little Pushkin унисекс. Вместе с тем мы делаем платья и юбки, и другая крайность, когда девочек лишают выбора и платьев, нам не нравится.

Текстиль мы покупаем за границей, используем в основном японский, его в России не сыскать. Это ткани на уровне люксовых взрослых брендов, поэтому некоторые вещи выходят маленькими тиражами и повторить их затруднительно. Некоторые ткани заказываем под себя — например, наш френч-терри от обычного отличается супермягкостью. Для малышей мы шьём из органического хлопка, но особо не подчёркиваем это, потому что считаем тему органики раздутой. В современном мире любая хорошая фабрика, которая отшивает детскую одежду, вообще-то использует только органический текстиль. При этом искусственный японский текстиль обладает лучшими параметрами, чем натуральный.

Создание новой коллекции — это как съёмки фильма без сценария. Раньше мы работали по той же схеме, что и во взрослой моде: мудборд, ассортиментная матрица, дизайнерские эскизы, технические рисунки. Но теперь перешли на более живой алгоритм, когда рождается не тема, а образ. Я себя спрашиваю: «Какой это будет ребёнок?» И начинаю придумывать персонажа. Ткани собираю заранее и во многом отталкиваюсь от них — легче создавать модели, зная, из чего они будут сделаны. А мудборд я теперь делаю в конце, когда уже готовы прототипы.

Мы отшиваем даже то, что будет заведомо плохо продаваться. Делаем это потому, что Little Pushkin — не массовый продукт, и сложная вещь нужна для людей, которые ждут от нас именно этого, пусть их и немного. Почти не делаем базовых вещей, зато все модели, даже из разных коллекций, отлично сочетаются между собой.

Плащ с летающими слонами — абсолютный хит. Прошло уже два года, а нас до сих пор спрашивают, не завалялся ли на складе хоть один. Основа для него — плановая, а вот слона я придумала поставить буквально в ночь перед запуском в производство. Сроки, мягко говоря, поджимали. Наш дизайнер Тоня сделала тогда невозможное, чтобы за пару часов подготовить техническую документацию.

Вся моя жизнь — это работа и ребёнок. И чем больше времени я уделяю одному, тем меньше остаётся на другое. Я достаточно много времени провожу с Даней — 6‑8 часов в день среди недели и все выходные. Работаю ночами. Уже забыла, что такое посмотреть кино или пойти в салон. Но мне это несложно, я очень увлечена «Пушкиным». Он как мой второй ребёнок.
Ксения Дрызлова
@kokokokids

Кто это
Художник, блогер, автор развивающих книг для детей, дизайнер и владелец бренда Kokoko kids
Что делает
Разноцветную базовую одежду для детей и мам, плюс весёлые аксессуары

Когда дочка Василиса была маленькой, я столкнулась с проблемой, что ребёнка совершенно не во что одеть. Девять лет назад было сложно найти простые, но в то же время интересные вещи. Пришлось создавать их самой. И украшения — серёжки, колечки, подвески, брошки, значки — я стала мастерить тогда же.

Озорной кэжуал — так бы я назвала стиль нашей марки. А между собой мы его так и называем — стиль ko-ko-ko. У меня он ассоциируется со старыми, добрыми, советскими комедиями с ноткой Миядзаки.

Волшебный момент — это когда на столе, где мы воображали модели, появляется отшитая партия готовых вещей, которые материализовались всего лишь из идеи и рисунка. И вот теперь их можно потрогать, их будут носить дети и взрослые, и они станут частью уже других историй.

Я не слежу за трендами. Намеренно — чтобы не сбиваться с собственного курса. Создаю вещи, исходя из того, во что хотелось бы одеть детей и одеться самой. Несмотря на обилие марок, простые модели, которые хорошо сидели бы на любой фигуре, до сих пор сложно найти.

Одинаково интересно придумывать и детскую, и взрослую одежду. Но для последних делать сложнее — больше особенностей фигуры и выше требования. Почти после каждой детской коллекции мы получали кучу писем с просьбами отшить эти модели и во взрослых размерах. Теперь создаём и для мам. Так что мы весьма фэмили-лук-френдли.

Предпочтение отдаём натуральным материалам приятных оттенков. Часто приходится идти от обратного: сначала находится ткань, а потом уже придумываем, что из неё лучше сделать.

Наши вязаные подушки-облачка имеют необычную судьбу. Лет семь назад я придумала эти подушки с простым улыбающимся личиком, но у нас их практически не покупали. Я подумала — видать, только мне они и нравятся. Но выложила их на сайте Etsy, и через некоторое время они разошлись, а из желающих даже образовалась очередь. Следующая партия разошлась по всему миру, мне стали писать иностранные магазины, которые хотели продавать их у себя. За несколько лет наладилось сотрудничество более чем с 60 точками по всей планете. А в России они так и не пользовались спросом. Зато подушки задали модную волну — другие производители делали под них постельное бельё, аксессуары, наклейки. Их стали подделывать на AliExpress. А в довершении истории ИКЕА, главный охотник за трендами, перенял дизайн этих подушек и сделал свою версию. И с того момента спрос на них резко упал. Но они сыграли большую роль в становлении Kokoko, и мне приятно осознавать, что столько детей, от Японии до Австралии, росло с этими подушками в своих кроватках.

Самое необходимое для мамы — быть гармоничной и любящей. Если ей для этого нужно своё дело, то пусть будет. Если оно отдаляет её от семьи и от самой себя, значит это не её путь. Развитие бизнеса не должно негативно сказываться на других аспектах жизни. Поэтому наши шаги развития не такие стремительные. Сейчас мы работаем вдвоём с моей подругой Машей. Ближайшие цели весьма прозаичны — оптимизировать сайт магазина и, возможно, расширить нашу небольшую команду.

Восторг — это когда, наконец, удаётся найти оптимальное решение для кроя. Когда находится ткань, которую очень долго искали. Когда дети и взрослые на съёмках коллекции или на показах влюбляются в нашу одежду и не хотят с ней расставаться. Когда покупатели пишут отклики, что носят юбки только нашей марки и не вылезают из них. Когда видишь вживую, как людям идёт наша одежда, как они радуются, находя «свою вещь», и ты понимаешь, что приложил к этому свою руку — это чистая радость.

Когда мы регистрировали товарный знак ko-ko-ko, то посмеялись, что, наверное, никогда не будем выпускать инкубаторы — название-то подходящее! А вот от всего остального пока не зарекаемся.
Made on
Tilda